ВСЕ АВТОРЫАБВГДЕЁЖЗИКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЭЮЯ

Стихотворение
ИЗ ПОВЕСТИ "СТРАННИК" 2
Вельтман А. Ф

слушать стихотворение

к сожалению аудио записей стихотворения ИЗ ПОВЕСТИ "СТРАННИК" 2 пока нет...

читать стихотворение

1

В крылатом легком экипаже,
Читатель, полетим, мой друг!
Ты житель севера, куда же?
На запад, на восток, на юг?
Туда, где были иль где будем?

В обитель чудных, райских мест,
В мир просвещенный, к диким людям
Иль к жителям далеких звезд
И дальше - за предел вселенной,
Где жизнь, существенность и свет
Смиренно сходятся на нет?

2


Очаровательна, румяна,
Игривой живости полна,
В прозрачной ткани из тумана
Пленила чувства мне она!
Не сплю я... Вся душа в томленье!
Я жду ее... я весь горю!..
Ревнивцы, бросьте подозренье,
Я жду румяную зарю!

3

Видите ли... О неосторожность!.. Какое ужасное наводнение в Испании и Франции!.. Вот что значит ставить стакан с водою на карту!.. Но думал ли я когда-нибудь, что столкну его локтем с Пиринейских гор?
Таким же образом, может быть, - сказал я с глубочайшим вздохом, подобным моему уважению к халдейским преданиям, - таким же образом опрокинулся сосуд гнева Кронова и пролилось Океан-море на землю!

Текут лета младенчества природы,
Уже раздор кипит в начальных племенах;
Но взволновалися, как море, неба своды,
Земля и племена в бушующих волнах!

О солнце! ты тогда на ужас не светило,
Отбросило блистательность лучей!
Как туча черная, печаль тебя затмила,
Печаль о гибели природы и людей!

Но тихнет глас громовый Элаима!
И снова сыплются лучи на бездну вод;
Уж над поверхностью глава Каркуры зрима,
И в пристань первую земли ковчег плывет!

4-5

Незаметным образом приблизились мы к тому месту, на котором, по
преданиям и _по карте древней истории Бессарабии_, лежит г. Тирас; время стерло его с лица земли, и трудно отыскать его могилу; может быть, с. Паданка есть то место, где жила нескромная переселенка с острова _Мило_; она прекрасна и жива, как воображение пламенного, влюбленного Анакреона; вла сы ее как блестящий поток струящейся лавы; легкие сандалии и тонкое, прозрачное как облако покрывало составляют всю ее одежду.

---

Читатель, взор твой вероломен!
Но бог с тобой, смотри, смотри,
Ты видишь всё! Но будь же скромен
И никому не говори!
Гречанка юная не знает,
Зачем ты смотришь на нее,
Она от взоров не скрывает
Богатство дивное свое!
Но ты не в силах взор насытить,
Смутил тебя нечистый дух!
Злодей! ты ждал, чтоб день потух,
Ты хочешь всё у ней похитить!

6

Бурю на море мне никогда не случалось видеть: должна быть ужасна! Я читал путешествие капитана Кука, но бурю в чистом поле мне случалось видеть. Вот как описывает ее бурный поэт:

Поднявшись с цепи гор огромной,
Накинув мрачный саван свой,
Старуха буря в туче темной
На мир сбирается войной,
Стихии ссорит и бунтует!
Ее союзник ураган,
Жестокий сорванец-буян,
Свистит и что есть мочи дует!
Что встретит, где ни пролетит,
Всё ломит, рвет, крутит, вертит,
Мутит, ерошит и волнует.
С полей, с равнин, с лесов и гор,
Взвивая пыль, песок и сор,
По поднебесью тучей носит,
И солнца ясные глаза,
И золотые волоса
Он дрянью пудрит н заносит!

И вот, нахлупя капишон,
Седую бровь как лес нахмуря,
Несется черной ведьмой буря!
За ней, пред ней, со всех сторон
Крутятся тучки, Аквилон,
Собравши ветров хор с полночи,
Ревет в честь бури что есть мочи.
Стучит, гремит, грохочет гром;
Как льстец, змеею молнья вьется!
В земле от страху сердце бьется!
Но слабым ли моим пером...
И т. д.

Тучи прежде времени угасили день; я не виноват, внимательные, добрые мои читатели!

7

Окончив драку, шум и споры,
Все тучи в западные горы
Ушли. Природа в тишине.
Уж на восточной стороне
Румянец заиграл Авроры;
И Феб, оставя сладкий сон,
Зевнул, супруге скорчил маску,
Надел плащ огненный, взял связку
Лучей, сел в пышный фаэтон
И на лазурный небосклон
Пустился шагом. Пусть он едет...


Однако, я думаю, как скучно ему ездить всякий день по одной и той же дороге. Вообразите, что эта история продолжается с лишком 7 тысяч лет, не говоря о безначальности и бесконечности.

8
ЭСКАНДЕР

Дитя мое, мысль моя! кто тебя создал? не я ли? но часто ты мне
непослушна, и дерзость твою я могу наказать лишь своею печалью!

Пределом сковать можно воздух, и воды, и свет; но тебя ни границы, ни цепи свободы лишить не возмогут, и тяжесть не сдавит!

Тебе так доступны пространство, и место, и время... Как часто желаю я
сбросить всю тяжесть земную, чтоб вольно лететь за тобою, от мира до мира, от бездны до неба, от века до века, от смерти безмолвной до сладостной жизни, от слез до восторгов любви бесконечной!

С гранитной душою родился Эскандер; но чей он потомок - преданья не молвят.

Они его встретили юношей гордым, готовым и мыслить высоко и чувствовать сильно.

Приемыш Филиппа не видел отца своего в числе смертных; он в людях рабов своих видел;
Но гордое сердце родную любовь знать хотело - и _и_збрал отцом он владельца Олимпа!

---

Седая скала над пучиной склонилась, как старец над гробом. На ней восседает Эскандер.
На запад высокие тянутся горы, как путь, восходящий на небо.
И море шумит: Эритрейские волны рядами несутся, и снова всю землю хотят покорить Океану;
Но скалы гранитною грудью набеги валов отражают.

---

Задумчив, глядит он на даль и на море; как будто впервые он видит и прелесть и мрачность природы...
Но в тех ли очах любопытство, для коих нет дивного в мире, которым
давно всё знакомо?

---

"Чего я желаю? - сказал он. - Кого же ищу я на суше и море?
Аммона я видел... В устах чудотворного Нила мой памятник вечный... Мой след не засыпать пескам аравийским... Священные Гангеса волны дружину мою напоили!..
Пределы ли мира мне нужны? Себя ли хочу я поставить повсюду пределом?..
Иран и Индийские царства моею окованы волей; четыре пространные моря в границах победы и власти!
Я гордость сломил возносившихся слишком высоко, эфиром дышать не способных.
Цари предо мной - как пред небом титаны!
Ищу ль я покоя? - покой мне несносен: он тяжесть, гнетущая к недру
земному!
Богатства я презрел; блестящие камни и злато - не солнце, не звезды!
Солнце и звезды я сорвал бы с неба, чтоб видеть их тайны и светлое
море, откуда лучи истекают!
Я понял и пищу страстей, и жаждущих чувств упоенье;
Я видел, как явное горе завидует скрытой печали,
И презрел я смертных!

В шатре раздаются звуки песни.

Веселые песни невольниц мне вечно, как вопли, несносны!
Кто пел бы приятно и с чувством для чуждых восторгов над гробом своих удовольствий?
Что радость без цели высокой? - мгновенье безумства.
Но радость великих - улыбка природы в минуту восстанья из бездны хаоса!
Любовь... привязанность к праху... чувство, достойное слабых творений!
Можно простить самовластью природы, рабом быть желаний, внушаемых ею;
Но сбывчивость их у людей ли купить за постыдные чувства?"

В шатре раздаются слова:

Отец мой, твой голос взывающий внемлю!
Для слуха он страшное слово твердит!
Но скоро слезой окроплю я ту землю,
В которой твой прах неспокойно лежит!

Эскандер
(после долгого молчания)

Печальные звуки! они раздирают мне душу! Но Зенда прекрасна! За Зенду мне Бел не простил бы, если б жрецы были в силах и в мрамор холодный внушить свою злобу и зависть!
Их первосвященник погиб под мечом правосудным, и дух возмутителя казни земной был достоин!
Снова к стенам Вавилона! Желание девы исполнить?
Сокровища Индии ей предлагал - отказалась, и просит одно: Вавилона!
Она говорит, в сновиденьях является ей тень отца и зовет на могилу -
преступную душу невинной слезой искупить...
Можно не верить, но кто же молился столь пламенно небу, как пламенно дева меня умоляла?..
Когда бы в молитве ее не заметил я страсти, не видел желанья любовь утаить к Александру;
Тогда не пустое желанье, но я и врожденное чувство в себе заглушил бы!
И солнце проникнуть не может таинственной дебри Зульмата;
Но в мрачном лесу сокрывается светлый источник, которого волны всем жизнь обновляют.
И в Зенде есть светлое сердце - источник блаженства!
(Уходит в шатер.)

Стан Александра на берегах Тигра.
Вдали Вавилон.

Дева, в белом одеянии и покрывале, выходит из шатра на холм.
В отдалении следуют за ней черные девы.

Дева

Эскандер! земли тебе мало! Взберись же к престолам воздушным и свергни богов, обладающих миром!
Взберись по могиле народов, тобой пораженных, на небо!
В ней кости отца моего! не они ль тебе будут ступенью? Нет, гордый
властитель!
О, если б ты был и добрее и ближе душой своей к Зенде...
О, если б ты не был преступник для девы, тебя полюбившей...
Тогда бы, Эскандер, ты был мне дороже владычества воли над всею вселенной,
Дороже и цели мечтаний твоих закоснелых, наследник Олимпа!
Теперь... драгоценна мне нить твоей жизни, но так, как для Парки
жестокой!..
В объятьях моих ты узнаешь блаженство; но... с этим блаженством
сольется конец твой!..
И я не останусь в том мире, где борются страшные чувства и где
достиженье их к цели есть гибель!
(Поет)
Достаньте мне испить воды из Аб-Хэида,
Она мои все силы обновит!
Отцом оставлена в наследство мне обида,
Но клятва душу тяготит!
Эскандер! кто тебе от девы оборона?
Эскандер! полетим скорее в Вавилон!

Там упаду в твои объятья без защиты,
Там чувства мне восторгами волнуй!
И усладит вдвойне мне душу ядовитый
Любви и мщенья поцелуй!

Черные девы становятся в кружок и поют.

Дева! смотри: над челом гор высоких
Звезды Таи и Азада взошли!
Спой посетителям дев одиноких,
Спой им молитву из чуждой земли!

Ветры утихли, и воды уснули.
Лебеди! дайте нам крылья свои!
Как бы мы скоро и дружно вспорхнули,
Как бы мы быстро летели в Таи!

Юноши! где же вы? В храм Хаабаха
В жертву снесите отсюда тельца!
Юноши! хладно в вас сердце от страха,
Легче похитить вам дочь у отца!

Загородные чертоги Вавилона близ храма Сераписа.

Эскандер в исступлении чувств; Зенда стоит подле него;
на очах девы слезы.

Эскандер

Еще обойми меня, Зенда! Еще я горю! На сердце растают гранитные льдины Кавказа, дыханье растопит железо и камни!
Мучительны, Зенда!.. нет! сладки томленья любви!
Юпитер, отец мой, завидуй! В объятиях Леды божественный лебедь, завидуй!..
О Зенда! в груди твоей солнце! желаний огонь... в объятьях твоих... я
пламенем залил!
И облит я им, как дворец Истакара: трудом и веками его созидали, а
сильный в мгновенье разрушил!
Волнуется кровь!.. Так Понт бушевал... и взбрасывал волны, чтоб
сдвинуть Лектонию в бездну... и сдвинул!
Мне душно под небом!.. и небо стесняет дыханье; его бы я сбросил с
себя, чтобы вольно вздохнуть в беспредельном пространстве!..

Зенда бросается в его объятия, но, мгновенно вырвавшись,
скрывается за столбами чертогов.

Пусти меня, Зенда! Дай меч мой! Я цепи разрушу, которыми ты приковала к земле Александра!
Дай меч мой!.. но где же ты, дева? Иль призрак ты, пламень Юпитера, с
неба на казнь мне упавший?
Отец! ты трепещешь, чтоб я не похитил и волю твою и державу над миром!
Своими громами меня поразил ты!.. и молньи твои вкруг меня обвилися как змеи!..
Ты сбросил меня... в страшный Тартар!
Юпитер!.. и ты знаешь зависть... к счастливцу!..
Бессмертный!.. но вечность не благо!..
(Умирает.)

9

Кто слово Ветхого завета
Над мрачной бездной произнес
И искрой собственного света
Безбрежный озарил Хаос?
Не ты ли, Солнце? Что ж сгорело?
На запад светлый взор поник?
Где храм величественный Бела?
Где твой хранимый Вестой лик?
О, не гордись своею силой!
Всё славит ясный твой восход,
Доколь и над твоей могилой
Другое Солнце не взойдет!

10

С неизъяснимою досадой
В палатке я своей сидел;
Всё было занято осадой,
И я был занят кучей дел.

Передо мной, как ряд курганов,
Стопы бумаг, маршрутов тьма;
Вот век! В нем жить нельзя без планов,
Без чертежей и без письма!
Вот век! Старик скупой, угрюмый,
Окованный какой-то думой!
Как не припомнить давних дней,
Когда возил в походах Дарий
Постели вместо канцелярий,
А женщин вместо писарей.
То было время! Не по плану,
А просто шли искать побед;
При войске был всегда поэт,
Подобный барду Оссиану,
На поле славы дуб горел,
А он героев пел да пел!

скачать стихотворение