ВСЕ АВТОРЫАБВГДЕЁЖЗИКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЭЮЯ

Стихотворение
III ДОМ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ
Андреев Д. Л.

слушать стихотворение

к сожалению аудио записей стихотворения III ДОМ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ пока нет...

читать стихотворение

1
Сумрачные скалы Галилеи,
Зноями обугленные впрах...
По долинам — тонкие лилеи
Да стада в синеющих горах.
Странный вечер... Край Ерусалима,
Тихий дом. Двенадцать человек.
И Она: слышна еще и зрима,
Как в ладье, отчалившей навек.
Не ладья — но нищенское ложе.
Не волна — кончина в злом краю.
С каждым мигом призрачней и строже
Лик, сходя в нездешнюю струю,
Просветляется, лучится, тает,
Опрозрачнивается, как хрусталь,
И сквозь лик мерцает и блистает
Смертными невиданная даль.
Он сошел. Он здесь! Он вводит Матерь
На пройденную лишь Им тропу:
Ляжет, как синеющая скатерть,
Мир под невесомую стопу.
Песнею архангелов стихирной
Вечер озаряется, как храм,
И ступени лестницы всемирной
Тихо разверзаются глазам.
Больше нет того, что было тленно:
Завершится ход святых минут —
И ученики, склонив колена,
К ложу опустевшему прильнут.

2
Девятнадцать веков восхожденья
На лазурный, наивысший причал,
От земли заслоненный кажденьем
Серафимов, Господств и Начал;
Девятнадцать веков просветленья
Истонченных телесных убранств
Ее духа — все чище, нетленней,
На высотах тончайших пространств:
Тех, откуда грядут демиурги
Сверхнародов, культур и эпох,
И откуда мир Реи и Дурги —
Как туман, что слоится у ног.
Девятнадцать веков созиданья
Омофора пресветлой любви,
Обороны, охраны,— лобзанье
Мира в радугах —
Миру в крови.

3
То ажурными башнями
Упованье народов от земли вознося,
Над просторами вешними,
Городами и пашнями
Вся блистает нетленная,— белоснежная вся.
Ей опорами нежными,
Кружевами подножными
Служат узкие шпили церквей,
С кораблей уплывающих
Ave Mater' тоскующих
К Ней доносит морской тиховей.
Кто падет иль оступится,
Кто скорбит иль отчается,
Кто обидится хмурой судьбой —
Всем благая Заступница,
Пресвятая Печальница,
Всем Защитница в час роковой.
В каменистой Кастилии,
В кипарисовой Умбрии,
И в Тироле, и в бедной Литве
Дева-Матерь, как лилия,
Тихо светится в сумраке,
Серебрится звездой в синеве.
*1 Первые слова молитвы, обращенной к Матери Божьей по-латыни. В Православии соответственно. Богородице, Дево, Радуйся...— Примеч. Д Андреева.
Исходила, незримая,
Тюрьма, плахи, побоища,
Персть кровавую бранных полей,—
Защити, Всехвалимая,
В темном сердце сокровище,
Росы духа на судьбы пролей.

4
На холм Демиург всероссийский ступил
В прадедовский век, первобытный и грубый,
Сквозь уханье бревен и скрежеты пил,
Сквозь первые, смолами пахшие срубы.
Размашистый бор неумолчно роптал
И день богатырский вставал в небосклоне,
Когда ослепительно-белый кристалл
Заискрился в полу воз душной ладони.
И в детское сердце дремучей страны,
Под росы и ливни, пургу и порошу,
Здесь, в черную землю у корня соснь^
Сложил он свою лучезарную ношу.
И снилось боярам по тесным дворам,
И чаялось инокам в крошечной келье,
Что здесь, на холме, воздвигается храм
И правит Заступница в нем новоселье.
И он воплотился, родился, возник
Прозреньем строителей в мир совершенный -
Небесных соборов телесный двойник
Из косного камня и глины смиренной.

5
О, тихая полночь! — Узор
дум —
строже,
Алмазней вершины,— ясней
их зов...
Величит душа моя свет
Твой,
Боже,
И ум облекает хвалу
в ткань
слов.
— О дивном соборе
былых
дней
все мы
Из кубка преданий живой
пьем
слух:
Его пятиглавья блестят —
как шлемы,
И каменный лик просветлен,
как дух.
Не мириады ль текли,
свет
чая,
В годину разгромов и орд,
в дни сеч,
Сюда, где с амвона сиял
луч
рая,—
Таинственный образ в огнях
ста свеч.
С Урала, с украйн, от степных
рек
вольных,
С Онеги, с Поморья, где лишь
грай птиц,
Стекались, как мирная рать,
в град
стольный —
Соборно свой дух умягчить,
пав ниц.
Хор пел про невидимый плат —
Кров
Мира,
Про белый, как свет, омофор
он пел,
И, тысячью уст повторив
стих
клира,
Собор просветлялся — весь свят,
весь бел.
И в самодержавных сердцах
в час
гнева
Смолкал многошумных страстей
злой спор.
Когда опускала на них
Мать
Дева,
Печальница русской земли,
Свой взор.
В потоки любви претворив
боль
стонов,
Душа посшгала свой путь,
свой крест...
— Честнейшая всех Херувим,
всех Тронов!
Славнейшая всех Серафим,
всех звезд!
И, тканна сердцами, хвалой
уст
пета.
Мерцала единым шатром
вся твердь,
Объемля народ, как покров
струй
света,
Надежнее царства,
сильней
чем смерть.

6
Менялись столетья. Открытые створы
Прияли других поколений чреду,
И ангелы холите душу собора,
Как цвет белоснежнейший в русском саду.
Гремели века,— и к шумящим просторам —
Выпестывать, Ладить, ласкать, врачевать
Бездонно-тоскующим женственным взором
С иконы струилась волной благодать.
Клубились века — и у ног Приснодевы
Склонились войска, чернецы и вожди,—
— Хвала! Аллилуйя! — гремели напевы,
Стесняя рыданья в народной груди.
Вздымались века — и венец полумира
В алмазных огнях возложив на царя,
Верховный святитель о мирови мира
Молился в лазурных клубах алтаря.
Века пламенели пожаром и рухом,
Но вера вплетала в покров белизны
Сердца глубочайших мыслителей духа,
Сердца величайших поэтов страны.
Века воздвигались — и в роды и роды
Струился, охватывал и трепетал
Шатер из святых возношений народа,
Посеянный ангелом белый кристалл.

7
Из обездоленности,
Сирой оставленное™ —
Силою веры стяжав ореол,
Полон намоленности,
В волны прославленности,
Белым ковчегом собор отошел.
Вся вековая моя
Русь, просветляемая
Столько столетий в несчетных сердцах,
Молит о крае моем,
Плачет о крае моем
И не утешится в райских венцах.
Выйди на кровлю свою!
Встань надо всхолмиями!
Веси и грады очами измерь:
— Все это — кровью вспою!
— Все это — молниями
Испепелю,— говорит этот Зверь.
Встань над разводинами
Иль на откос пойди,
Землю целуй в тишине гробовой:
Час бьет над родиною.
Смилуйся, Господи.
Срок ее мук сократи роковой.

8
Когда не разделишь в клокочущем шторме
Пучину от материков,
в ночь бед,
Одна лишь Заступница гибнущим в скорби,
И на берегах — маяков
нам нет.
Не молим об утре, о тихом причале,
О мирных закатах
в конце
всех дней,
И полн неумолчной, как море, печали
Наш клир, наш суровый псалом —
зов к Ней:
Свершить непостыдно
завещанный Богом
Наш путь в океане мирском
дай сил!
Дай сил—не растратить по бурным дорогам
Даров, для которых Он жизнь
нам длил!
Дай всем, кто лелеет свой жемчуг небесный,
Кто в крестном боренье
творит
свой храм,
Свершить до конца его подвиг безвестный
Пред темным отходом
к иным
мирам.
Шторм бьет, и чугунное небо все ниже,
Разбросан, развеян и глух
наш хор,
Но Ты ему внемлешь,
Ты можешь,—
склони же,
Печальница темной земли,
Свой взор.

1950—1955

скачать стихотворение